Резать или лечить?

Андрей КОСТЕРИН, врач-гастроэнтеролог компании «Сигма-МЕД»

FIL_4037.JPGНаш цикл бесед о гастроэнтерологии с читателями «Комсомольской правды в Калининграде», начатый месяц назад, хотелось бы продолжить размышлениями об «извечном споре» между хирургией и терапией. Хотя, строго говоря, «спора»-то никакого и нет: при правильной расстановке акцентов эти отрасли медицины взаимодополняют друг друга, а вовсе не противостоят. Более того, я убеждён, что опытный врач в любой специальности должен иметь навык как терапевта, так и хирурга, и горжусь тем, что отвечаю этому требованию.

Но, что греха таить, бывает и так, что терапевты с хирургами иногда спорят по конкретным случаям. И скажу так: на самом деле обе эти сферы ценны и необходимы для медицины - и хирургия, и терапия - потому что есть ситуации, когда задачу может решить только хирург, и когда вернуть здоровье под силу именно терапевту. Но хирургия - это всегда крайняя мера, а лечит именно терапия, и гастроэнтерология, на мой взгляд, должна быть именно терапевтической наукой - насколько это позволяют конкретные обстоятельства. Современная техника с её - буквально - чудо-компьютерами позволяет врачу-гастроэнтерологу, врачу-эндоскописту максимально верно диагностировать болезнь, и дальше предпочтительна, конечно, именно терапия. Хирургия, повторюсь - это крайность, когда никакого другого выхода уже нет.

Рассмотрим конкретный пример: есть такое неприятное слово «холецистэктомия», в буквальном переводе звучащее не лучше - «удаление желчного пузыря». Даже во всезнающей википедии, ныне являющейся главным источником медицинских знаний наших уважаемых пациентов, совершенно безапелляционно говорится о ней: «Несмотря на развитие нехирургических методов, остаётся главным средством лечения холецистита», то есть воспаления желчного пузыря в результате желчнокаменной болезни. Вроде бы, статистика это подтверждает, но вот вопрос: зачем же доводить дело до воспаления? Неужели нельзя иначе?

Отвечаю: можно. Сторонники хирургического метода упирают на то, что осложнения от этого заболевания смертельно опасны и несопоставимы по значимости с последствиями операции, в наше время осуществляемой малоинвазивными способами. Но на самом-то деле, удаляя желчный пузырь, мы удаляем массу нервных сплетений, отвечающих за целый ряд функций организма. Каждый орган для организма важен. Да, без желчного пузыря человек может существовать, но как? Понятно, что такое существование неполноценно и просто болезненно.

А ведь современные методы диагностики вполне позволяют выявлять на ранней стадии нарушения функций печени. Причём здесь печень, спросите вы? Да только притом, что, как ни странно, желчнокаменная болезнь - это, в сущности, болезнь печени, а не желчного пузыря, в котором она лишь проявляется. Именно печень вырабатывает те компоненты, недостаток которых нарушает нормальное агрегатное состояние желчи, и из эмульсии превращает её во взвесь, дающую осадок. А этот осадок позже превращается в камни. Если мы определим проблему на ранней стадии, когда эти камни ещё небольшого размера, когда это ещё «песок» - вполне возможно лечение без хирургического вмешательства, которое сохранит вам такой жизненно необходимый орган, как желчный пузырь.

В гастроэнтерологическом кабинете компании «Сигма-МЕД» по адресу: Калининград, улица Черняховского, 15 мы имеем самое современное диагностическое оборудование, с его помощью делаем широкий спектр медицинских анализов, и приглашаем Вас проверить состояние своего здоровья. Помните: правильный диагноз на ранней стадии - залог успешного лечения самых серьёзных заболеваний желудочно-кишечного тракта!